marlezon: (Default)
Чёта я устал как ломовая лошадь. Как будто на себе себя возил.
marlezon: (Default)
Проедусь-ка я завтре на Интерпресскон.
marlezon: (Default)
Сезон, говорят, началси. Некотороый ажиотаж. Мне уже звонять с Твери и спрашивают, а не пошла ли корюшка? Отвечаю, пошла, как не пойти? Нынче корюшки навалом, на каженном углу лотошницы тулупы греют.
 Истинная благодать. Корюшка в мае. Это понятно тому, кто обледенелыми руками в ноябре вынимал ряпушку из сетки в сорокапятиградузный морозец, с северным ветерком в морду. Да. Руки в проруби отогревали, потому что там плюс четыре. Хорошо было в то время, романтично. Бля.
marlezon: (Default)
Как я всё-таки предсказуем, - сказал я себе после прочтения О'Санчеса. Кирпич, если кто не знает. Насчет его прогулок по Елагину острову на роликах и встречи в невероятным. Ну, О'Санчес сам по себе хорош и без роликов, а вот тут вступило. Прям как по-писаному - хочу кататься на роликах, гори оно всё синим огнём. Для начала выехали на Елагин с целью рекогносцировки и погружения в атомосферу. Выехали - это для красного словца, от нашего дома  - пешком пять минут, но это мы тогда не знали. Можно было ещё на метре прокатиться, но синкразия. И денег жалко.
Елагин прекрасен. На этом можно остановиться.
marlezon: (Default)
У соседей помимо циклёвочного аппарата, электрофрезы и пианины, образовалась собако.  Лает уже третий час, без перерыва. А ну да. У них еще дитё, которое катается по квартире на кресле с колёсиками. Удивительно гармоничная семья.
marlezon: (Default)
Когнитивный диссонанс рассеялся самым благоприятным образом
marlezon: (Default)
день большого кидалова сегодня. Я по прежнему с вымытой шеей. Сажей что ли намазать, в знак протеста?
marlezon: (Default)
И хожу теперь, как дурак, с вымытой шеей:-(
marlezon: (Default)
Уже вторник, а так нихрена и не сделано!
marlezon: (Default)

The undeniable connection between antismoking propaganda and the pharmaceutical industry -- or: ministries at the service of multinationals.

It is not a coincidence that the pharmaceutical giants pay antismoking activists all over the world to instigate hysteria and mass hatred against smokers. The goal of this marketing campaign, which involves even well-known names of international medicine, is quite clear: the smoker, frightened by the disinformation, tormented even by his kids (who get brainwashed in school), thrown out from public places and workplaces – and finally hated by society – tries to quit to conform. But, since he is told he is an “addict”, he must turn to the help of his doctor, who either sends him to a quit-smoking centre or prescribes the “therapy” directly, depending on the business arrangements made with Big Pharma. With public money, therefore, a private enterprise that is based on persecution is promoted – a persecution that goes after the very segment of the public that pays for that kind of marketing,  using “public health” to induce the people to change their behaviour through using false and biased information, to satisfy the financial needs of private colossuses.

This is the chilling reality of the Fraud of the Century and documentation from two major pharmaceutical manufacturers corroborates the mountain of evidence (not the statistical one!...) we are accumulating.

http://www.forces.org/evidence/money/introph.htm

Гугль переводчик достаточно корректно переводит этот текст. Кому лень переводить, вкратце поясняю: Антитабачная истерия проплачена международными фармацевтическими компаними. Интересно, сколько получило наше Министерство здравоохранения? Я не верю, что беспрецендентные меры, которые я с полным основанием отношу к фашистским, родились в среде неангажированного чиновничества. Если кто не понимает, поясню: наши министерства существуют не для того чтобы народу внезапно стало лучше, а совершенно для других целей.

marlezon: (Default)
нынче модно греческую клубнику закусывать краснодарским редисом. Имейте в виду.
marlezon: (Default)
Помощник депутата парламента Финляндии от националистической партии Хелена Эронен предложила обязать всех иностранцев и лиц нетрадиционной сексуальной ориентации носить специальные опознавательные повязки на рукавах.
Здесь тоже.
marlezon: (Default)
- Колбаса, эльфийская, натуральная!- голосила Эргору прямо в ухо торговка, - никаких консервантов, сои и суророгатов! Только что из рощи! Кому колбасу сырокопчёную эльфийскую. Налетай, подешевело!
Эргор принюхался. Пахло чертовски аппетитно.
- Почём колбаса? - спросил он у торговки.
- Бери, милай, не пожалеешь! Ровно триста грамм, у нас с комиссией строго!
- Я спрашиваю, сколько ты за колбасу хочешь, - потихоньку зверея, Эргор начал подрыкивать.
Его гид, местный охотник Альгмш, стоял в стороне и ухмылялся.
- Ой, што вы сразу за нервы хватаетесь, для тебя, красавчик, три серебряных рыбки.
- Однако! Она что золотая что ли? - крякнул Эргор.
- Так натуральная, эльфийская, - зачастила торговка, - только что из рощи!
- Серебряк достаточно! - деловито прекратил торг Альгмш, - ты ща доторгуешься, нашла тут мальчиков для развода!
- Ой да што вы говорите! Мальчики, надо же! Я тогда девочка!
Охотник кинул на прилавок серебряную монетку и срезал с перекладины палку колбасы. Отдал её Эргору.
- Хозяин - барин, конечно, - сказал он при этом, - но такие деньжищщи!
- Однова живем, - весело ответил Эргор, - зато дома все обзавидуются.
- Ну-ну, - хмыкнул Альгмш.
***
Через четыре часа они сделали привал на обочине дороги.
- Мальца перекусить надо, - объяснил охотник, - дорога дальняя, а время обеденное.
Расстелил на траве чистое полотно, разложил нехитрые закуски. Из котомки достал фляжку.
- Давай по маленькой. Соседка гонит, на травах настаивает. В малых дозах оченна пользительно.
Разлил в берестяные стаканчики розоватую жидкость.
- А что, не закусить ли нам колбаской? - весело спросил Эргор.
- Ну, давай, раз не жалко. Хозяин - барин.
Альгмш нарезал тонкими пластнками колбасу. Выпили. Путешественник от крепкого напитка чуть не задохнулся.
- Ты закусывай, закусывай, - запричитал Альгамш, - хорошо пошла.
Занятый борьбой с дыханием, прожевывая неожиданно жесткую колбасу, Эргор пропустил начало фразы.
- ...на колбасу пускают уже обессиленное мясо. Проку от него мало, и стоит несоразмерно. Лучше свиную на те же деньги взять, сытнее будет. Давай ещё по одной, пока не выдохлась.
Они выпили ещё по полстаканчика самогонки.
- Первая, как говорится, колом, вторая соколом.
У Альгамша, после выпитого, развязался язык.
- Ну я и говорю, эльфятину надо есть сразу после забоя. Тогда в ней жизненная сила почти вся остаётся. А тут что? Одни белки, жиры и углеводы. А вот если старого эльфа удастся завалить, да сырую печёнку съесть, то сила... Ах! Так и прёт. А уж как после неё елда стоит, то и вовсе!
- Это ж чтож, - ошалел путешественник по мирам, - колбасу из эльф... из убитых эльфов делают?
- Из эльфятины, да. Тебе ж ясно сказали - эльфийская, - назидательно поднял палец вверх охотник.
Эргор зажал рот ладонью, отскочил в сторону. Из придорожных зарослей лопуха раздались утробные звуки.
- А слабый нынче турист пошел. Нервический. А может у них табу какое, а? Только самогонку перевёл, - тяжело вздохнул охотник и опрокинул в рот ещё одну стопку.
- Эй, кулёма, - вдруг закричал Альгамш,- гля, эльфа повели!
Эргор через силу повернулся. По тропинке тётка тащила на верёвке упирающегося козла.


Оригинал здесь
marlezon: (Default)
Аллегорическая сыпь в новомодных столичных салонах нынче, средь экзальтированных девиц в исступлении бросавших чепчики моднейшим поэтам, считалась стигматами причастности к великому.

Бес Предисловия готовился каншлагу. Каншлаг был так себе, проходной, в уездном городке, но стремительное падение нравов требовало немедленных денег и бес решился. "Не могу через себя переступить" - вещал он, стоя, а точнее полулежа, облокотимшись на пристяжного оленя, "не могу читать прозопоэтические модели под фанеру. Коническое бытиё не след топорщить грубым добыванием денег из доверчивого поклонника прекрасного!". Сам при этом поглядывал не на поклонников, а на поклонниц, а как же!
marlezon: (Default)
Кастиньячерро! Возьми судьбу в свои руки!
Оторванный от Календаря листок скользнул из рук и спланировал на стопку таких же листков.
Кастиньячерро. Интересный ход.
Владелец Календаря чиркнул спичкой и прикурил сигару.
Возьми судьбу в свои руки. Хотелось посмотреть, что же написано на следующем листке, но знал, что это бесполезно. Всё равно завтра там будет написано совсем другое.
Об этом стоило подумать поплотнее. Никогда листки календаря не врали. Никогда. И сейчас, когда он так же, как и весь прошедший год игнорировал напоминания календаря. Лень. Нежелание что-либо менять. Пьянство. Девки. Драки. Казино.
Но дальше игнорировать, кажется, уже невозможно. Оставалось ровно сто листков до конца года, и с каждым днём вероятность получать подсказки становилась всё меньше и меньше.
Умному судьба помогает, нежелающего тащит. Иногда весьма болезненно, иногда с кровью разбитых коленей и вывихнутых рук. Значит, пора. Сегодня, на удивление, запись Календаря и внутреннее желание совпали.
Только бы знать, что такое Кастиньячерро.
Поддев ногтем сегодняшний листок, приподнял его, посмотрел на вчерашний. "Бес. Нынче уж не пишут предисловий. Бес Предисловия".
Что ж. Значит без предисловия. Пусть.
Переоделся. Положил в карман всякую мелочь, добавил портсигар, портмоне, портбилет. Снял со стены потемневшую от времени деревянную дощечку с Календарём. На тонкой, шириной в ладонь, деревянной пластине, вырезан узор в виде круга, заполненного мелкими значками. Аккуратно положил всё в небольшой саквояж. Оглядел опустевшее помещение. Здесь все выпито, съедено, истрачено. Последние три монеты потряс в ладони. Две из них положил на глазницы лежащей на кровати женщины. Взмахнул тростью, очерчивая в пространстве прямоугольник, шагнул в пряную духоту июльского луга. Третью монету подбросил вверх и, не дав ей упасть на землю, отфутболил в пространство. Бес Предисловия, прошептал он при этом. Монета серебристым высверком описала дугу и улетела на северо-восток.
Человек отмахнулся от овода и зашагал по траве вслед за монетой. Судьба не врёт. Монеты тоже. Врут женщины, алкогольный дурман и логические построения.

Луг. Июльская жара, трава по колено, гудение шмелей и паутов, треск кузнечиков. Звон тишины. Надо идти, дороги нет, но путь обозначен едва (ему) заметной полосой на небосводе. След Монеты, трасса для тех, кто видит, путь в неизвестное. Намёк Мнемозины.
Луг. Он разбил вдребезги, вытряхнул из памяти все значения слова "луг". Вытряхнул из рамы; все прошлые понятия ссыпались с лёгким шелестом на землю. Нет прошлых лугов, миров, запахов. Сейчас это не нужно. Уже не нужно, и даже вредно. Новый мир, новый луг, новая дорога. В новом мире новый луг, новые понятия, семантика и ассоциации. Вставлять заново мозаику, в новую картину Мира. Первые кусочки смальты. Луг. Шмель. Запах. Небо. Новый ветер.
Картина и рама должны восприниматься как единое целое и вместе с тем рама должна усиливать восприятие картины.

Магия несбывшегося. Пробивает насквозь, навылет, наповал. Железнодорожные картонные коричневые шершавые прямоугольники. Навылет. Это Мнемозина. Пытается мешать и подменить настоящее. Нынче уж не делают таких билетов.



Для тебя, дорогой, сказала она, всё что угодно. Даже два трюфеля в день. Кот молча выразил своё неодобрение. Укорно. Надо же. Два. Два трюфеля.
Всё что может случиться, случится обязательно. То, что должно случиться, случается не всегда.
По лугу, навстречу солнцу, шел долговязый мужчина с саквояжем.
marlezon: (Default)
Четверть года прошло, а ту вааабще и конь не валялся. и нечего сказать - поездка в куруханские степи не состоялась. А так хотелось кумыса, или, на крайний случай, просяной бузы. А приходится пить колодезную воду из-под крана. Такая, скажу вам, мерзость.
marlezon: (Default)
А на улице снег идёт.
marlezon: (Default)
Миниатюрморт
это так, чтоб не забыть.
marlezon: (Default)
Лето две тыщщи одиннацатого прошло под знаком Большого Чемодана. Тот, который тащить чижало и бросить жалко. Из славного города Нижнего, мы с надеждой на лучшее перебралсиь в тольятти. Пожили там малёха, не понравилось, и вот, мы таперича в Питера (простите мой нижегородский). А тута ваще прелести неземные, Эрмитаж, там, Таврический сад и Адмиралтейство. И Невский проспект, по которому надо делать променады, со слегка отттпыренной нижней губой. То есть не так чтобы, как у Гоголя, Нос отдельно, а губа отдельно. Нет, ты сам, губыщща оттопыренная, мизинчик вот так вот отставлен, и испиваю чашку кофия. Наблюдая скрозь мутное от дождя стекло за жизнью Большого Города.
Кулюторная жизнь состоялась в парках Ораниенбаума, почтиша точно так же, как и в 2006 году, но нынче свезло - погода была ясная и солнечная. Только вот аккумулятор у фотокамеры подох аккурат в самый нужный момент, то есть, при входе в парк.
А так всё серость и пробки на дорогах, что с утра, так и ввечеру.
marlezon: (Default)
Петербург был городом чисел и координат, Москва — городом собственных имен. (с)Лотман
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios